RSS
Тренды
11 февраля, 21:39
О конкурентоспособности и экспоненциальном росте солнечной энергетики
На сайте Международного энергетического агентства (МЭА) опубликован комментарий штатного аналитика этой организации, одного из авторов мирового прогноза энергетического развития (World Energy Outlook — WEO) Брента Воннера (Brent Wanner) под названием «Является ли экспоненциальный рост солнечной фотоэлектрической энергетики очевидным выводом?»

Солнечная энергетика в последние годы росла по экспоненте. Как долго ещё может продолжаться такой рост?

По расчётам автора, сохранение в будущем среднегодовых темпов роста солнечной энергетики последних лет (27%) приведёт к удвоению годовых объемов рынка каждые три года, и, скажем, в 2020 году в мире будет введено в строй 200 ГВт, а в 2030 году — уже более 2100 ГВт фотоэлектрических электростанций.

На сегодняшний день энергетическая политика является ключевым фактором ускорения развертывания солнечной энергетики, считает Воннер, однако поддержание указанных темпов роста приведёт к многократному превышению установленных целей. Например, если просуммировать политические амбиции США, ЕС, Японии, Китая и Индии, то потребуется устанавливать всего около 70 ГВт солнечных электростанций в год. Даже в случае ускорения действий по смягчению последствий изменения климата, как определено в Сценарии устойчивого развития (SDS) МЭА, годовой прирост солнечной фотоэлектрической энергетики в этих ведущих регионах возрастет примерно до 120 ГВт к 2030 году. Это уже совсем не экспоненциальный рост.

Снижение стоимости технологий солнечной энергетики является дополнительным фактором, обеспечивающим ускорение её распространения. Однако низкие затраты не гарантируют ускоренного развертывания, пишет аналитик МЭА, поскольку «они являются лишь частью истории». Для более качественной оценки относительной конкурентоспособности технологий генерации МЭА впервые включило в свой WEO-2018 новую метрику конкурентоспособности, названную Value-Adjusted Levelised Cost of Energy (VALCOE).

Новый показатель был призван усовершенствовать показатель приведенной стоимости электроэнергии (LCOE), добавляя к нему смоделированные «энергетическую ценность» (energy value), показатель гибкости (flexibility value) и «ценность мощности» (capacity value).

С этого места мы начинаем постепенно понимать, для чего Воннер пишет такую странную заметку, дискутируя с самим собой на тему экспоненты.

МЭА знаменит своими ошибочными прогнозами развития солнечной энергетики:

Воннер пытается объяснить, почему Агентство оценивает перспективы отрасли именно таким образом, а также рекламирует свою новую разработку — VALCOE, которая призвана дать более качественную и полную оценку экономики технологий генерации.

Любопытно, хотя в WEO-2018 отмечается, что «новые солнечные фотоэлектрические электростанции превосходят новые угольные почти повсеместно» (при расчёте по методу VALCOE), в данной статье Воннер приводит пример Индии, в котором солнечная энергетика не становится конкурентоспособной с угольной «никогда»:

Заметка вызвала бурную и весьма резкую реакцию, автор получил упреки в профессиональной недобросовестности.

Что, какие факторы включает МЭА в расчёт показателя VALCOE? Неизвестно. Оживленная переписка экспертов с Воннером в Твиттере ситуацию прояснила мало. Получается, что метод МЭА — это чёрный ящик? Агентство использует «какие-то» неизвестные экспертному сообществу допущения и на их основе делает выводы? «Публикация результатов без указания всех предположений хуже, чем отсутствие публикации», — написал голландский эксперт Auke Hoekstra. Основатель BloombergNEF Michael Liebreich высказался категорично: «VALCOE — это бред» (вместо слова «бред» он использовал близкое по смыслу, более крепкое жаргонное слово). «Вы проделали поразительно плохую работу, оценивая будущую стоимость солнечной энергии в прошлом, используя непрозрачные предположения и правила; теперь вы хотите, чтобы мы серьезно относились к вашей новой модели, с ещё более секретными предположениями о будущей стоимости технологий», — обратился он к автору комментария.

Если провести довольно простое действие —  добавить к солнечной генерации накопители энергии, сделав таким образом её функционал близким к традиционной энергетике или даже превосходящим её (в таком случае во многом отпадает потребность в сравнительном анализе «ценности»), мы сможем получить прозрачный прогноз будущей стоимости таких комбинированных мощностей, основанный на предположениях о будущей стоимости батарей и оборудования для фотоэлектрических станций.

Примечательно, что на некоторых рынках, такие комбинированные объекты уже сегодня вполне конкурентоспособны.

Ограниченность модели LCOE хорошо известна и многократно описана в литературе. В то же очевидно, что показатель позволяет сравнивать технологии генерации, основываясь на понятных допущениях. Модель VALCOE от МЭА, хотя и призвана «добавить ценности» LCOE, похоже, не справляется с этой задачей, даже, напротив, делает прозрачные расчёты LCOE непрозрачными.

Никто не знает, как будет расти солнечная энергетика в будущем. Есть довольно чёткое понимание на два-три ближайших года, хотя и на таком периоде погрешность может быть высокой. Опубликованный комментарий МЭА хоть и расшифровывает, в какой-то мере, аналитические подходы Агентства в части составления трендов, приведенные подходы к оценке экономике технологий генерации могут вводить в заблуждение. 

Ранее сообщалось, что к 2050 году солнечная энергетика займет 69% мирового энергетического рынка. Об этом Европейская технологическая и инновационная платформа для фотоэлементов (ETIP PV) заявила на 24-х климатических переговорах ООН. Доля ветрогенераторов составит 18% к 2050 году.

Читайте самые интересные истории ЭлектроВестей в Telegram и Viber

По материалам: renen.ru
ELEKTROVESTI.NET экономят ваше время
Подпишитесь на важные новости энергетики!