RSS
Истории
4 марта, 12:55
Цены на электроэнергию для населения поднимут, но оно от этого выиграет. Интервью с экс-главой Укрэнерго Ковальчуком
Экс-глава Укрэнерго Всеволод Ковальчук в интервью рассказал о причинах своей отставки, незаконных указаниях министра энергетики Алексея Оржеля и кризисе неплатежей на рынке электроэнергии.

Об отставке с должности и.о. председателя Укрэнерго

Краеугольным камнем европейской модели рынка электроэнергии является понятие системного оператора. Это компания, которая управляет системой. Она целиком координирует рынок электрической энергии, балансирует спрос и предложение и отвечает за межгосударственные сечения — перетоки электроэнергии между соседними странами (импорт, экспорт, транзит, технологические перетоки). Независимость системного оператора является обязательным условием, без которого не может быть европейской модели рынка. Если вы посмотрите на историю взаимоотношений украинского государства с государственными активами, то это всегда было прямое политическое управление, коррупция, приватизация по теневым схемам, источник незаконного обогащения. Всегда. Сама идея, что государственная компания может быть независимой от политического влияния, у всех украинских политических классов и, как ни странно, участников рынка вызывает исключительно отторжение. Строить независимого системного оператора в украинских реалиях было чрезвычайно трудно, поэтому политические кризисы у нас были ежегодно. Крупнейший предыдущий был в конце 2018 года, когда мы были уже в шаге от этой независимости, перед назначением наблюдательного совета, перед корпоратизацией компании, превращением ее в частное акционерное общество и подготовкой к сертификации по европейским стандартам. На тот момент предыдущий министр энергетики [Игорь Насалик] решил, что надо вернуть контроль министерства над компанией, а мы как менеджмент создавали этому существенное сопротивление, потому что мы хотели сделать правильно. Тогда это завершилось непосредственным вмешательством наших европейских партнеров, задержкой выдачи макрофинансовой помощи. Финально независимаяый наблюдательный совет был назначен, Укрэнерго перешло в сферу ответственности Министерства финансов, с которым мы успешно корпоратизировались, вошли в новую модель рынка электроэнергии в 2019 году. И перед этим были эпизоды, то есть это постоянная борьба. Уже полгода как изменилась политическая власть. Новая власть декларирует либеральные подходы, европейский вектор, честность, лучшие европейские ценности. Особенно трудно при этом воспринимать, что новые руководители электроэнергетической отрасли (министр энергетики и т. д.) так же, как и предшественники, не воспринимают идею работы по европейским законам, правилам, выполнения международных обязательств, исполнения даже законов Украины, я уже не говорю о международных обязательствах. А без поддержки реформировать такие стратегические вещи очень трудно. Я ушел потому, что невозможно эффективно продолжать реформы в подобных обстоятельствах.

О конфликтах с министром энергетики Алексеем Оржелем

С осени господин министр делал много публичных заявлений о том, что надо менять менеджмент [Укрэнерго] и он делал заявления, которые мы постоянно опровергали, потому что он рассказывал, то что мы неправильно управляем режимами, то что мы виноваты в том, что идет импорт электрической энергии, то о еще каких-то недостатках деятельности Укрэнерго. Эти его публичные выступления мне известны. Каждый из них был абсолютно ложным, на каждый мы отвечали, так как в большинстве случаев они даже не соответствовали действующему законодательству Украины. Есть понятие чьих-то желаний, а есть понятие правил игры, по которым все играют, потому что они написаны в законах. Если наша деятельность не соответствует желанию министра, на наш взгляд, это не является основанием для того, чтобы выполнять его указания, например, незаконные. Он, видимо, считает иначе…

Речь не идет о том, что он озвучивает незаконные идеи. Речь идет о том, что он требует выполнения не в соответствии с процедурами, определенными законом или подзаконными актами. Например, публичная позиция министра энергетики не является основанием для того, чтобы дискриминировать какого-либо из участников рынка… Ожидать, что после устных заявлений из желания понравиться кто-то будет выполнять не предусмотренным законом образом эти указания — это, по-моему, немножко самонадеянно. Они, конечно, и не выполняются.

О предложении стать министром энергетики

В течение лета [2019] длительное время шла разработка потенциального будущего плана действий соответствующего министерства. Скажу больше, идея объединения министерств экологии и энергетики — это моя идея, которая была реализована не так, как я это видел, но глобально это была моя идея. Переговоры были, определенная подготовка к этому была, но, насколько мне известно, практически по всем или даже по всем министерствам было несколько кандидатов, несколько команд. В моем случае так случилось, что другой кандидат пришел, как говорится, к финалу. Но неправильно говорить, что я на это рассчитывал была гарантия, которую я очень-очень ожидал. Ничего подобного. Было предложение [возглавить Минэнерго], я над ним долго размышлял. Я просто хотел предложить правильные вещи, а сама идея стать министром возникла достаточно спонтанно и так же спонтанно закончилась.

Об участии в конкурсе на председателя правления Укрэнерго

Конкурс был объявлен в начале января, но подготовительная процедура наблюдательным советом велась еще с лета. Мне сейчас трудно сказать, какой будет дальнейшая процедура конкурса. Буквально в тот же день, когда я оставил должность, правительство изменило состав нашего наблюдательного совета, представители государства были полностью обновлены. Сейчас есть три новых директора, являющихся представителями государства. У меня не было возможности быть с ними формально знакомым как с членами наблюдательного совета, поэтому мне трудно сказать, будет ли какое-то влияние на этот процесс. Пока конкурс идет как идет.

Я на конкурс подал пакет документов. Пока я настроен отозвать свое предложение. Ситуация очень простая: я ушел из-за несогласия с политикой в этой области, из-за несогласия с подходами к управлению этой отраслью. Если не изменится окружающая среда в этой части, смысл продолжать участие и тем более надеяться на победу?

Об импорте электроэнергии из России

В Украине хватает своей пшеницы, но вы видите в магазинах хлебобулочные изделия импортного происхождения. В Украине хватает сыра, но вы покупаете импортный сыр. Так с любыми товарами. Мы являемся членом ВТО, мы торгуем всеми товарами со всеми. Россия — это отдельная тема. Россия — агрессор, очень неправильные отношения между странами спровоцированы самой Россией. Но, тем не менее, в большом количестве сфер идет торговля с Российской Федерацией. К сожалению это или не к сожалению, надо решать на общеполитическом экономическом уровне и взвешивать все плюсы и минусы от этих процессов. Это точно выходит за рамки отдельно взятой компании или даже электроэнергетического сектора. Но в принципе торговля товарами с Россией активно идет, поэтому электричество в этом плане ничем не отличается. Есть ли необходимость [в импорте электроэнергии из России]? У нас мощности производства более чем достаточны, чтобы полностью перекрыть внутреннее потребление. Но за предыдущие годы регулирования отрасли внутренняя цена на электричество в Украине стала намного выше, чем не только в России, но и в странах Восточной Европы. Поэтому когда есть возможность импортировать что-то дешевле, чем оно производится в стране, то бизнесу всегда интересно это купить дешевле. Это экономическая проблема, с которой сталкиваются абсолютно все страны. И надо было направлять усилия не на запрет импорта как такового, а на разбор полетов — а почему у нас в принципе электричество такое дорогое, что его выгоднее покупать за рубежом.

Это вопрос исключительно монополизации отрасли и не только на частной стороне. Государство также является монополистом на рынке энергетики. На самом деле, главный монополист — это государство. И сейчас даже не только на стороне производителей: в новой модели рынка, где трейдеры играют очень большую роль, государство создало сверхмонополиста трейдера электрической энергии. Он называется гарантированный покупатель. Он создавался исключительно для перепродажи энергии, произведенной из возобновляемых источников, но на сегодня он торгует более чем половиной всего электричества в стране и реально формирует цену. Это непосредственное влияние государственного трейдера на ценообразование на рынке: он может обвалить к нулю (такие дни бывают), может поднять до небес. У нас очень большая волатильность цен на внутреннем рынке, поэтому в отдельные часы импортная электрическая энергия намного дешевле, чем в Украине, в отдельные часы — наоборот. Поэтому технически мы можем обойтись без импорта, но закон дает возможность импортировать…

Надо или не надо закрывать [импорт э/э из России]? Я считаю, что если закрыть, то вопрос монопольного влияния на ценообразование снова станет таким же острым, как был и раньше, когда все говорили только о Роттердам+ и всем остальном. Поэтому для ценообразования на рынке импорт полезен. Если говорить о политической составляющей вопроса, моя личная позиция, что должна быть зеркальная история: если бы Россия пускала украинских производителей на свой рынок (как я говорил, в отдельные часы у нас цена ниже), то это справедливо, это соответствует принципам ВТО по двусторонней торговли. Если Россия не пускает наших поставщиков к себе, то импорт из России также надо закрывать.

О зеленом тарифе

«Зеленый» тариф — это гарантированная цена, которая, согласно украинскому закону о поддержке производства энергии из возобновляемых источников, фиксируется с даты запуска электростанции и продолжается до 2030 года. Цена фиксированная, привязанная к евро. Что бы ни происходило с национальной валютой или ценой на рынке электроэнергии, это не влияет на гарантированную доходность в твердой валюте производителей, которые получили этот «зеленый» тариф. Этот «зеленый» тариф начинался еще, по-моему, с 2010 или 2011 года. Это был законопроект имени братьев Клюевых и первыми инвесторами в возобновляемые источники были именно они со своей группой компаний Activ Solar, а также ДТЭК [Рината Ахметова], который сосредоточился на ветроэлектростанциях, в отличие от солнечных станций братьев Клюевых. После Революции достоинства была первая итерация, когда законодательно на два года резко уменьшили этот тариф, а потом возобновилась работа. Базовые ставки — даже те, которые снижены — значительно выше, чем рыночная цена на электрическую энергию для промышленных потребителей. Средневзвешенная цена на рынке составляет около 1,5 тысяч гривен за одну МВт*ч, то есть 1,5 гривны за кВт*ч (без налогов, доставки, всех сопутствующих услуг). В то же время на сегодня средневзвешенный «зеленый» тариф составляет около 4 тысяч гривен за МВт*ч или четыре гривны за кВт-час. Каждый год он падает, в прошлом году это было ближе к пяти гривнам, сейчас это чуть меньше четырех, на конец этого года это будет 3,2 грн, но в любом случае это втрое больше, чем средневзвешенная рыночная цена, которая формируется из суммы предложений атомных, угольных электростанций, гидроэлектростанций. Поэтому «зеленый» тариф дорогой и даже относительно небольшая доля их производства значительно увеличивает бремя на конечную цену, все равно так или иначе финальный покупатель платит за микс электрической энергии, в том числе и за этот «зеленый тариф».

Он высокий, он действительно очень-очень высокий, но есть одно но: дело в том, что если посмотреть на текущую структуру, кто производит по зеленому тарифу, то там этих первичных олигархов уже меньшинство, поскольку это было настолько привлекательно. Наше государство, будучи в плохом экономическом положении, предложило сегмент бизнеса для всех, со всего мира, с высокой рентабельностью — 30% и больше годовой доходности в твердой валюте. Это перекрывало все риски работы с Украиной, и сюда ушло много инвестиций. Тот же ДТЭК построил много солнечных и ветровых электростанций. Сейчас его подразделение DTEK Renewables возглавляют иностранцы, он кредитуется под гарантии немецкого гарантийного учреждения Hermes, включая внешние инвестиции. Много шведских, французских инвесторов под гарантии государства вложили сюда деньги. Да, они должны неплохо зарабатывать, но совокупное бремя настолько высоко, что при этих ценах, которые есть сейчас на рынке, государство не может гарантировать физическую оплату этого «зеленого» тарифа. Есть дефицит средств, он начался еще где-то с ноября прошлого года и, если верить прогнозам Минекоенерго, достигнет 20 млрд гривен, если ничего не менять. Мы сейчас на очень плохом распутье. С точки зрения потребителей электричества в Украине хотелось бы этот тариф уменьшить, в частности ретроспективно, и тогда цена электричества в Украине вроде уменьшится. Но, если это сделать резко, то все эти — в первую очередь зарубежные — инвесторы скажут, что этой стране снова нельзя доверять. Это поломает планы правительства по привлечению $50 млрд прямых иностранных инвестиций за пять лет… Поймать этот баланс между долгосрочными целями Украины (сохранением инвестиционного климата) и краткосрочными целями (уменьшить [цены на] электричество) — это функция Минекоенерго, потерявшего полгода: цены не снижали, и инвесторы находились в негативных ожиданиях. Это полный проигрыш на двух фронтах.

О том, почему на рынке электроэнергии сложилась критическая ситуация

На рынке большой кризис неплатежей. Как вошли на рынок с многими десятками миллиардов долгов за предыдущие периоды (общий долг всех-всех был более 30 миллиардов грн), так еще и приросло несколько миллиардов долгов за эти несчастные первые полгода работы рынка. Все говорят: «Рынок, рынок, запустился рынок». Его нельзя называть рынком. Он существует в условиях чрезвычайной зарегулированности и влияния государства на решения правительства. Есть механизм возложения специальных обязанностей для обеспечения низкой цены для населения. Также надо найти источник компенсации для «зеленых», дополнительной платы им за высокий тариф. И этот гарантированный покупатель на себя все натягивает, натягивает, чтобы ему хватило денег рассчитаться с «зелеными» и поставить электричество дешевле для населения. И ему не хватает средств — под 20 миллиардов дефицит. На нас как на системного оператора также возложена законом и правилами доля ответственности за эти общественные обязанности, через наш тариф компенсируется львиная доля компенсации «зеленым». Наш тариф из-за этого стремительно вырос; то есть наш тариф как-то, что мы используем на жизнь, не изменился, но добавились эти рыночные обязательства. Совокупная цена на электричество сначала выросла, потом немного упала, но в этих условиях накапливаются долги, миллиарды гривен на балансирующем рынке, миллиарды гривен на услугах передачи электрической энергии, огромная задолженность так называемого «поставщика последней надежды», который должен поставлять тем, у кого исчез нормальный контрактный поставщик. Крупные государственные предприятия, например, Вода Донбасса, не платят за электроэнергию до сих пор.

Три сценария развития ситуации на рынке электроэнергии

Самый негативный сценарий — это если большое количество производителей откажется от производства электроэнергии из-за долгов или несостоятельности покрыть свои расходы. Если электростанции не будут производить электричество, то будут контролируемые ограничения на какие-то часы, в каких-то регионах, каким-то шахматным порядком. С технической точки зрения это худший сценарий. И тогда снова будет вопрос об импорте. Кстати, не надо забывать, что весь импорт из России и Беларуси, даже если его включить на полную, то это все равно не более 12% внутреннего спроса. Это не спасет ситуацию радикально, потому что тепловая генерация обеспечивает практически все балансировки. Если ее не будет, то даже импорт не перекроет эту потребность. Сейчас на импорт приходится 1% от всего потребления в стране. Эта проблема перераздута.

С экономической точки зрения плохой сценарий — это стремительный рост цены электроэнергии для того, чтобы перекрыть накопление долгов. Критической точкой будет май-июнь текущего года, когда будет понятно, в какую сторону пойдет. Поэтому важно, чтобы в области принимались профессиональные решения.

Вероятность сценария с отключениями — менее 1%. Вероятность сценария с подъемом цен для населения и возвращением цен для промышленности до показателей, например, октября-ноября прошлого года (потому что сейчас он ниже) я оцениваю в 90+%. Еще где-то 5−10% я оставляю на сценарий дефолта «зеленых», то есть если государство пойдет на отказ от своих обязательств, создаст инвестиционный кризис для уменьшения социальной напряженности.

О тарифах на электроэнергию для населения

Тариф для населения очень низкий. Поставка электричества населению сейчас убыточна. Вообще тарифы — это очень болезненная тема, люди всегда хотят, чтобы было дешевле, оппозиционные политики всегда говорят, что можно сделать дешевле. В случае с электричеством это действительно так и поставка населению убыточна…

Все, кто рассказывает о снижении тарифов, забывают очень простую вещь: например, на рынке газа давно уже есть привязка цен к рыночной цене. Они формульные, там есть ограничения, но в мире общий тренд на снижение цены газа, цена на мировых рынках за год упала вдвое. И то, что сейчас в Украине падают цены на газ — это действие нормальных экономических законов, просто мировые тенденции. Если бы тенденции были обратные, они могли бы сдерживать этот рост и действительно оставлять внутренние цены немного ниже или намного ниже, чем мировые. Это было бы усилия правительства, Нафтогаза, еще кого-то, а сейчас это просто отражение общемирового тренда — цены падают везде и у нас тоже. У нас еще мало падают, как по мне. С электричеством ситуация совсем другая. Тариф на электрическую энергию был установлен года три назад. Ни инфляционные процессы, ни изменение структуры генерации, ни многие другие факторы не нашли своего отражения в цене для населения, так как на фоне раздражения народа от роста цен на газ, которое как раз в эти годы происходило, электричество оставляли напоследок.

Сейчас это критическая история. Из чего состоит конечный тариф для населения? Это электричество как товар плюс услуги по передаче, диспетчеризации, распределение на местах в облэнерго и поставки. Если мы посмотрим на средневзвешенную цену для населения (это около 1,28 гривны за кВт-ч (без НДС)), то у нас есть области — например, Луганская — в которых только тариф на распределение составляет 1,14 гривны. Если к этому добавить передачу и поставку, то там цена электричества как товара вообще отрицательная… Объективно этот тариф не соответствует экономическим реалиям. Поэтому он вырастет, они не смогут долго это сдерживать. Вырастет минимум в полтора раза — то есть до 1,80 гривны за кВт-час. Это зависит от модели, которую власть выберет.

Почему рост цены на электроэнергию выгоден населению

Очень ошибочно считать, что заниженная цена на электричество хороша для населения. Недоплата за электричество в тарифе населения компенсируется ростом цены для промышленности. Из-за этого становятся дороже все товары, в частности те, за которые платят украинцы. Нам всем эта разница возвращается в хлебе, в услугах, в электротранспорте, во всем. Во-вторых, у нас падает конкурентоспособность экспортных товаров, ухудшается торговый баланс, заработные платы меньше растут, чем могли бы расти, потому что нужно больше платить за электричество индустрии. Поэтому в электричестве это работает иначе, чем в газе. За невысокую цену для населения мы все равно платим за другие услуги, просто мы этого не ощущаем. Это чисто экономическая природа. Главная беда, что власть не коммуницирует это: максимально оттягивают вопрос подъема цен для населения, рано или поздно поднимут, потому что оно уже не влезает, и снова это сделают кое-как, из-за скандалов, критики и неприятия населением. Это надо немедленно правильно коммуницировать и контролировать, легко продемонстрировать даже дефляцию после этого. Люди должны почувствовать, что если вырастет цена для населения, то подешевеют товары и услуги, которые они потребляют, в которых много электричества. Я считаю, что правительство абсолютно может это сделать, просто надо правильно коммуницировать.

Напомним, что цены на электрическую энергию в Украине резко увеличатся, поскольку нужно перекрыть накопление долгов на рынке. Об этом сказал экс-глава Укрэнерго Всеволод Ковальчук.

Читайте самые интересные истории ЭлектроВестей в Telegram и Viber

По материалам: nv.ua
ELEKTROVESTI.NET экономят ваше время
Подпишитесь на важные новости энергетики!