RSS
Истории
28 сентября, 16:28
Квоты на выбросы. Почему Украина все еще не торгует воздухом
Резко усилившаяся во всем мире борьба с глобальным потеплением убивает одни виды бизнеса (например, угольный), но создает другие. Такие, например, как производство т.н. “углеродных единиц” и торговля ими. Украина тут могла бы неплохо заработать.

Рынок углеродных квот: все началось в 1997-м…

В 1997 г. был подписан Киотский протокол — международное соглашение с целью сократить выбросы парниковых газов в атмосферу Земли ради противодействия глобальному потеплению. Для каждой страны была установлена квота на эмиссию парниковых газов, и если государство выбрасывает их в атмосферу меньше выделенной квоты, оно может продать излишки другой стране, которая тем самым получает возможность выбрасывать больше парниковых газов.

Однако Киотский протокол действовал медленно, страны выполняли свои обязательства неохотно. Тем временем ученые запугивали человечество все более высокими темпами потепления, а экологические активисты, собравшись в партии “зеленых”, все активнее давили на правительства, требуя сокращения выбросов, прежде всего СО2.

Раскрутилось и понятие “углеродный след”: сперва экоактивисты, а потом и государственные ведомства начали скрупулезно подсчитывать, сколько углекислого газа выделяется в ходе той или иной деятельности. Но понятно, что определенные производства в любом случае будут выбрасывать в атмосферу много углекислого газа. Таким предприятиям власти разных стран выделяют все более жесткие лимиты выбросов, а любое превышение карается штрафами. Причем штрафы все время растут. Сейчас, например, в Европе плата за выбросы CO2 составляет свыше 50 евро за тонну, $18 в Калифорнии, $6 в Китае. (В Украине, для сравнения, — 15 евроцентов за тонну.)

Очень быстро родилась идея ввести систему “углеродных зачетов” (или “углеродных единиц”) по аналогии с Киотским протоколом. То есть уже не страны, а отдельные предприятия могут зарабатывать условные зачетные единицы за извлеченный из воздуха СО2 или сокращение выбросов. Эти зачетные единицы приобретаются компаниями, желающими уменьшить свой углеродный след — и, соответственно, не платить штрафы за превышение лимитов выбросов.

Как торгуют выбросами СО2

Если компания не может сократить выбросы СО2 (например, перейдя на новые технологии), она может как бы уменьшать их, приобретая углеродные единицы на рынке. Так компания оплачивает сокращение выбросов или улавливание СО2 в других местах, компенсируя тем самым собственные.

Надо сказать, что рынок углеродных зачетов в целом формируется тем быстрее, чем быстрее растут штрафы за превышение дозволенного объема выбросов СО2. Сегодня объем глобального рынка углеродных зачетов составляет около $400 млн в год. По результатам недавнего исследования консалтингового агентства Carbon Direct, в официальных реестрах зафиксировано 1,1 млрд углеродных зачетов.

По оценке Taskforce on Scaling Voluntary Carbon Markets, спрос на углеродные кредиты вырастет в 15 раз уже к 2030 г., а к 2050-му — более чем в 100 раз. Объем рынка через десять лет может составить $50 млрд. Чаще всего к покупке углеродных единиц прибегают европейские компании (28% по оценке McKinsey, Великобритания — 20%), за ними следуют Япония и США (24% и 15% соответственно).

Наиболее развит рынок торговли углеродными единицами в Европе: там еще в 2005 г. была запущена Европейская система торговли выбросами, которая сейчас охватывает 11 тыс. компаний в 31 стране. На первом этапе она включала только промышленные установки энергетической отрасли и энергоемких производств. Позднее были добавлены новые секторы, а государства, сократившие выбросы, и компании с излишками разрешений на выбросы получили “углеродные кредиты” с правом их дальнейшей перепродажи. Сейчас около 60% квот (углеродных единиц) продаются через брокеров, а остальные — на биржах, включая European Climate Exchange в Амстердаме и Powernext в Париже.

Европейская система стала образцом для создания аналогичных систем в Калифорнии, ряде провинций Канады, Новой Зеландии и некоторых других странах. В США также действует Regional Greenhouse Gas Initiative (охватывает восточные штаты страны). В феврале нынешнего года похожая национальная система была запущена в Китае.

Однако это все еще не единый рынок. Его планируют сформировать то ли в 2022-м, то ли в 2023 г. Проблема в том, что в разных странах и регионах используются различные методики учета сокращения выбросов и поглощения углекислого газа, то есть углеродные единицы рассчитываются по-разному. Но уже понятно, что унификация обязательно будет — этого требует рынок.

Скорее всего, прорыв произойдет на 26-й Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP-26), которая должна состояться в Глазго в начале ноября нынешнего года. Там соберутся лидеры со всего мира, чтобы согласовать условия глобального рынка квот на выбросы. Если такую систему одобрят, возникнет механизм международной торговли углеродными единицами.

Как заработать на поглощении СО2

Если есть спрос на углеродные единицы, то возникает и предложение. Для заработка нужно реализовывать проекты, в рамках которых будет происходить т.н. изъятие углекислого газа из воздуха.

Наиболее логично это делать с помощью растений. Однако тут нельзя просто взять в аренду или купить участок леса, чтобы он приносил пассивный доход. Общемировое требование — предпринимать активные действия, направленные на увеличение поглощения СО2. Наиболее распространенные варианты — восстановление лесов и озеленение деградировавших земель.

Соответствующие проекты в области лесного хозяйства уже реализуются в 83 странах, большинство — в Индии, Китае, США, Турции и Бразилии. Там компании, которые занимаются посадкой деревьев, получают углеродные единицы в форме сертификатов, которые можно продать на рынке.

В Украине возможны и другие варианты, причем продажа углеродных единиц тут будет лишь одним из источников дохода. Например, можно взять в аренду (или даже получить бесплатно) пустырь, совершенно непригодный для сельскохозяйственных нужд. А затем — засадить его какой-либо энергетической культурой. Например, прутовидной вербой. Это дерево растет очень быстро, стремительно накапливает биомассу, а значит — активно поглощает СО2 из воздуха. Уже через три-четыре года ее можно вырубать и перерабатывать древесину на твердое биотопливо — треску или древесные пеллеты, очень популярное топливо для котлов (подобным образом, например, отапливается уже половина городка Обухов, что под Киевом).

Другие энергетические культуры — лещина, рябина, тополь, ива. Каждые 4-7 лет деревья срезают и годовой урожай может составлять около 7 тонн/гектар. Каждый 1 га таких насаждений поглощает в год 7-8 т СО2. 1 тонна СО2 на рынке углеродных квот уже сейчас стоит около $40, а потенциально, при нарастании спроса, — до $70-80. Т.е. уже сейчас фиксация углекислого газа с 1 га насаждений энергетических культур может приносить (через продажу углеродных единиц) около $300 в год. А потенциально — до $600, плюс потом продажа древесины на биотопливо.

А вот другая возможная в Украине модель такого бизнеса. Деградировавшие земли, более непригодные для сельского хозяйства, засаживаются технической коноплей. Она растет еще быстрее, чем любые энергокультуры. За короткий период (около 110 дней) с 1 га земли, засеянной технической коноплей, можно получить до 12 т биомассы — в 3-4 раза больше, чем при выращивании энергокультур.

Соответственно, поглощение СО2 намного выше, больше начисляется углеродных единиц. Вот только в конце сезона урожай конопли нужно запахать там же, на поле, чтобы органические вещества вернулись в почву. А на следующий год — посеять заново. Четыре-пять таких циклов позволяют восстановить маргинальную почву, сделать ее снова пригодной для сельского хозяйства. После чего возрожденный участок земли можно продать по рыночной цене.

Green Deal подстегивает Украину

Сейчас в нашей стране нет механизма начисления углеродных единиц, он только создается на уровне Министерства защиты окружающей среды и природных ресурсов. Но приходится торопиться: Европа с 2019 г. реализует новую стратегию экономического роста The European Green Deal, которая предусматривает изменение модели развития европейского континента в сторону большей гармонии с окружающей средой.

В частности, в рамках нового курса налог на углеродные выбросы в расчете на тонну CО2 будет применяться не только внутри ЕС, но и в отношении “грязных” импортеров, которые не следят за выбросами CO2 и создают “климатический демпинг” европейскому бизнесу. Украина оказывается в их числе, а ведь наш экспорт в ЕС составляет 41,5% от общего товарооборота.

По данным GMK Center, углеродный налог, а точнее — механизм углеродной корректировки импорта (Carbon Border Adjustment Mechanism — CBAM), может затронуть треть украинского экспорта. Это обойдется Украине примерно в 566,3 млн евро в год.

ЕС рассчитывает ввести CBAM с 1 января 2023 г. В Еврокомиссии считают, что без этого механизма украинские, турецкие или китайские компании-конкуренты со временем вытеснят европейских производителей, вынужденных тратить больше денег на экологизацию своих производств. CBAM же, по мнению еврокомиссаров, обеспечит честную конкуренцию европейским компаниям и не допустит климатического демпинга.

Евродепутат Янник Жадо, инициатор резолюции о введении CBAM, в интервью газете Le Monde назвал создание рынка торговли квотами на выбросы наиболее вероятным сценарием. То есть предприятие, поставляющее продукцию в ЕС, должно представить “углеродную емкость” своей продукции и, если она выше европейских стандартов, предприятие должно купить дополнительные квоты на выбросы СО2.

Так что, очевидно, что у бизнеса на поглощении СО2 из воздуха есть все шансы стать в Украине популярным уже через год-два.

Ранее сообщалось, что к 2030 году цена квот на выбросы СО2 в ЕС достигнет €90/тонну 

Читайте самые интересные истории ЭлектроВестей в Telegram и Viber

По материалам: ukrrudprom.com
ELEKTROVESTI.NET экономят ваше время
Подпишитесь на важные новости энергетики!