RSS
Истории
15 декабря 2021, 10:55
Топливо будущего. Сможет ли водород заменить уголь и природный газ в Украине
Развитие новых технологий и заинтересованность Европы в чистом топливе подталкивают Украину к производству зеленого водорода. Но для запуска водородных проектов в Украине необходимо построить инфраструктуру — системы газопроводов и хранилищ. Власть заявляет, что все это будет, причем в ближайшее время. Эксперты рынка энергетики такие обещания считают несерьезными.

Сократить выбросы парниковых газов на 65% до 2030 года, достичь климатической нейтральности после 2060 года — такой план озвучил президент Владимир Зеленский, выступая на Конференции ООН по изменению климата COP26 в Глазго. Ранее, летом, Украина в соответствии с Обновленным (вторым) национальным определяемым взносом в Парижское соглашение по климату (НОВ2) утвердила условия сокращения к 2030 году выбросов парниковых газов на 65% от уровня 1990 года. Подписанные страной соглашения и озвученные европартнерам обещания мотивируют власть говорить о развитии рынка возобновляемых источников энергии, производства биометана и чистого водорода.

Европа спешит, а у Украины нет водородной стратегии

Летом 2021 года Еврокомиссия обнародовала документ "Водородная стратегия для климатически нейтральной Европы". Там отмечено, что водород может служить источником энергии для разных секторов экономики, обеспечивать хранение энергии для балансирования переменных потоков ВИЭ. Причем в Еврокомиссии подчерк­нули, что приоритет — разработка чистого водорода, который производится на базе электроэнергии ВИЭ (зеленой генерации). Согласно документу, до 2050 года общие инвестиции в возобновляемый водород в Европе могут составить 180–470 млрд евро. Стратегия также не отменяет производства низкоуглеродного водорода, произведенного на базе электроэнергии атомных и прочих станций, а инвестиции в производство такого водорода на период до 2050 года составят не менее чем 3–18 млрд евро.

Украина пообещала европейским партнерам экспорт водорода. Однако в стране не создана даже собственная Водородная стратегия, нет нужных нормативных актов

 Комиссар ЕС по энергетике Кадри Симсон отмечает, что для реализации водородной стратегии Евросоюз должен создать инфраструктуру для транспортировки и хранения водорода, производить больше во-зобновляемой энергии, разработать схему сертификации, определить рыночные правила и внедрить механизмы поддержки углеродоемких секторов экономики для стимулирования использования водорода. Не последним вопросом в реализации водородного сценария в ЕС называют инвестиции. Симсон говорит, что речь идет о 42 млрд евро инвестиций в электролизеры и 340 млрд евро — в ВИЭ-генерацию. До 65 млрд евро могут инвестировать в транспортировку, распределение, хранение и заправку.

Частные компании ЕС уже вовлечены в водородные проекты — не только в строительство хранилищ, газопроводов, заводов по производству водорода, но и в создание новых моделей самолетов. Так, авиакомпания Airbus заявила, что до 2035 года некоторые рейсы будут выполняться самолетами на водороде. Впрочем, в ЕС считают, что большинство перелетов до 2050-го останутся на стандартном авиатопливе, хотя это и не отменяет планов компаний проводить эксперименты, связанные с использованием водорода.

Украина - на старте. Водород есть, правил нет

В водородной стратегии ЕС Украина фигурирует как приоритетный партнер благодаря потенциалу производства зеленого водорода и имеющейся в стране инфраструктуре, соединенной с ЕС. Украинские компании начали активнее готовиться к производству и продаже водорода в 2020 году, после создания Европейского альянса чистого водорода, к которому присоединились более чем 20 из них.

Впрочем, видимого прогресса в развитии водородного рынка Украина не достигла. Эксперты сетуют, что многое стопорится властью, ведь создание, транспортировка, продажа водорода требуют внедрения правил, оформленных в десятках, если не сотнях нормативных документов.

"Полтора года, как Украину включили в Европейскую водородную стратегию, нас признали партнером и ожидают до 2030 года экспорт на уровне 1 млн т. Фактически на территории Украины должны появиться 10 ГВт мощностей. Но Украина ни на шаг не продвинулась в разработке своей Водородной стратегии. Масса рабочих групп, декларации — и никакого результата", — рассказывает Александр Репкин, президент Водородного совета Украины. По его словам, точечно работа ведется, например, в парламенте есть группа депутатов, занятых разработкой законопроектов, водородные вопросы на уровне правительства и сотрудничества с Евросоюзом курирует вице-премьер Ольга Стефанишина.

"Водородная стратегия должна быть частью Энергетической стратегии и соотноситься с Нацпланом действий в возо­бновляемой энергетике и по сокращению выбросов", — объясняет Репкин.

О том, что у страны нет нужной нормативной базы и плана, говорит и бизнес.

"Сейчас законодательно водород не является официальным энергоносителем или средством хранения энергии. По текущему законодательству водород является техническим газом. Зная, что для закачки водорода, произведенного из ВИЭ, в газовую сеть нужно изменить примерно 20 законодательных актов, чтобы была возможность быстро запускать пилотные проекты, государство должно позволить таким проектам появляться на особых условиях, не меняя при этом всю законодательную базу. В этом главная роль государства. Другой вопрос в том, что необходимо поддерживать тесные связи с европейскими партнерами, которые заинтересованы в импорте зеленого водорода из Украины. У государства должен быть план по привлечению инвесторов", — считает Эмануэле Вольпе, директор по инновациям компании ДТЭК. По его мнению, власть обязана создавать благоприятные условия, чтобы в страну заходили иностранные инвесторы и вкладывали в развитие ВИЭ и производство зеленого водорода.

"Должна быть возможность быстро получить разрешение на подключение к сетям для водородных проектов, а также разрешение на ввод в эксплуатацию новых ВИЭ для таких проектов, отвод земли и т. д. Все технические вопросы должны быть максимально упрощены", — уверен Вольпе.

В юридических кругах также говорят о том, что водород в Украине законодательно не урегулирован.

"Отсутствуют четкие правила деятельности по производству водорода на объектах электро­энергетики, по его транспортировке, в частности, путем смешивания с природным газом в трубопроводах ГТС, использования водорода в качестве топлива, его продажи и т. д.", — говорит Иван Бондарчук, партнер LCF Law Group, руководитель Практики энергетики и природных ресурсов.

По его словам, опыт ЕС показывает, что первым шагом в развитии этого направления является стратегическое планирование и разработка рамочных нормативно-правовых актов.

"К примеру, национальные водородные стратегии разработаны в Великобритании, Германии и Франции. Эти документы должны определять основные направления и способы использования водородных технологий", — объясняет эксперт.

Бизнес не ждет. Кто станет лидером водородных проектов в Украине

Пока государство профессионально организовывает тематические встречи и формирует рабочие группы, бизнес начинает воплощать водородные проекты в Украине.

"Частный бизнес, не ожидая принятия стратегии и регуляторки, инвестирует в технологии, это может привести к появлению в ­2022-м первых проектов, пусть и небольших. Чтобы получить водород до 2025 го­­да, строить надо уже сейчас", — отмечает Александр Репкин. По его словам, сегодня самый весомый игрок на только рождающемся рынке водорода — государственная НАК "Нафтогаз Украины". В самой компании подтверждают: водородом активно занимаются.

"У "Нафтогаза" есть амбиции стать лидером по водородным проектам в Украине. Мы видим для себя перспективы в производстве зеленого водорода, поставили цель до 2030 года построить 1 ГВт мощностей ВИЭ для собственного потребления, трейдинга и производства водорода. Для нас как газовой компании логично идти в этот сегмент, и эта задача поставлена Юрием Витренко [глава правления Нафтогаза]", — отмечает Алексей Рябчин, советник главы "Нафтогаза" по низкоуглеродному развитию.

Заинтересована в развитии водородных проектов и компания ДТЭК. Ранее там анонсировали сотрудничество в этой сфере с компанией Siemens.

"Мы поддерживаем тесный контакт с этим стратегическим партнером и ищем потенциальные совместные проекты с использованием передовых технологий этого партнера", — подчеркивает Эмануэле Вольпе. Он также говорит, что ДТЭК ищет для себя роль в рамках развития водородной экономики Украины: "Внутри компании мы анализировали и просчитывали, сколько Украине будет стоить прийти к объему 10ГВт, которые выделены Украине в европейской водородной стратегии. Это несколько сотен миллиардов долларов. Ни одна компания в Украине такой объем инвестиций не потянет". По словам Вольпе, в Украине, как и во всем мире, водородные проекты требуют поддержки со стороны финансовых институтов и продвижения этих технологий со стороны государства.

Одна из компаний, которая заявила о будущем водородном проекте, — "Эко-Оптима", связанная с "Західнадрасервіс" Зиновия Козицкого. Компания еще весной этого года стала участником проекта с Германией и Австрией, который предполагает, что водород, произведенный от солнечной и ветровой энергетики, будет производиться в Украине и сохраняться для сезонного спроса в Центральной Европе.

Некоторые стартовавшие в Украине проекты связаны с использованием в газовых сетях смеси, где 80% — природный газ, а 20% — водород. Таким проектом сейчас занимается Региональная Газовая Компания (РГК). В компании объясняют, что до конца 2021 го­­­да закроют статические эксперименты, а в 2022-м перейдут на поставку смеси конечным потребителям в закрытых полигонах уже с использованием водородных установок. В планах РГК — до 2023 года завершить эксперименты на полигонах и начать поставки 20-процентной газоводородной смеси коммерческим потребителям.

Далекое будущее. Водородная инфраструктура - с нуля

Опрошенные эксперты сомневаются, что водородное будущее близко.

"Для Украины реализация таких проектов в ближайшие пять лет — малореалистичный сценарий. Представители Оператора ГТС уже признали, что транспортировать водород невозможно по существующим магистралям даже в смеси с газом, оборудование не позволит. Тогда нужно решать вопрос транспортировки на экспорт, а железная дорога — это очень дорого", — считает энергоэксперт Дмитрий Марунич.

Вызывает сомнения и тот факт, что в стране появятся инвестиции под создание с нуля необходимой водородной инфраструктуры (трубопроводы, хранилища и т. д.).

"Доставка водорода дороже, чем газа, — более дорогая система трубопроводов. Потому и цена водорода будет выше. Нужно полностью создавать инфраструктуру. Это сотни миллиардов долларов в масштабах только ЕС. Нужны фактически новые системы сжигания водорода и выработки энергии из него. Этого сейчас просто нет", — говорит Юрий Корольчук, сооснователь Фонда энергетических стратегий.

Остается также вопрос итоговой стоимости водорода для потребителей. Александр Репкин говорит, что водород обойдется потребителям на 30% дешевле, чем нынешняя стоимость природного газа. Однако при вложенных в инфраструктуру миллиардах евро инвестиций итоговый продукт (тепловая и электрическая энергия на основе водорода) может оказаться гораздо дороже, чем произведенный на угле или газе. Соответственно, спрос на такое элитное топливо может не оправдать затрат — украинский внутренний рынок от него откажется, так что надежда будет лишь на экспорт в ЕС.

"Не проблема произвести зеленый водород, проблема заработать на нем деньги. В данном случае вопрос не в технологии, а чтобы водород мог конкурировать с другими видами топлива. Думаю, что будущее за водородом, но это далекое будущее", — резюмирует Денис Саква, аналитик энергетического сектора инвесткомпании Dragon Capital.

Ранее ЭлектроВести сообщали, что Евросоюз заинтересован в сотрудничестве с Украиной по производству и транспортировке водорода

Читайте самые интересные истории ЭлектроВестей в Telegram и Viber

По материалам: focus.ua
ELEKTROVESTI.NET экономят ваше время
Подпишитесь на важные новости энергетики!